Владимир КРУПНИК
 

ИНТЕРВЬЮ С БЕНОМ ТИТЕРИДЖЕМ

 (ИЮЛЬ 2003)

Пожалуйста, расскажите о себе, о том, как Вы стали военным моряком?

Я родился в Портсмуте, в Англии в 1920 году. Мой отец был военным моряком, и я вырос, можно сказать, в военно-морской среде, так как Портсмут был главной базой британского флота. Когда я был мальчишкой я жил возле пляжа я ходил купаться в море и видел военные корабли, входящие и выходящие из бухты. В 11 лет я поступил в военно-морскую школу, и, конечно же, всегда строил планы пойти служить на флот, когда придет мое время. Я так и сделал, пройдя медосмотр и став учеником механика. Я прослужил два года учеником, а когда в 1939 году началась война, ушел в море и провоевал всю войну.

Я прослужил механиком в машинном отделении всю войну, и мне повезло, - я не побывал за бортом (Бен смеется).

Каковы были Ваши чувства по отношению к Германии в то время?

По отношению к Германии? Они воевали против нас, и мы воевали против них. Желание защитить свою страну вещь естественная. Я ушел в море, и это было то, что требовалось от меня.

А что вы думали тогда о России?

Я даже и не думал о России до войны. Я знал, что есть такая страна, большая страна, не очень богатая, и что управлял ею диктатор... Мы знали, что она была не очень демократичной.

Были ли у Вас антинацистские чувства?

Скорее, нет. Все знали, что их цель экспансия. Но кроме этого политического момента ничто другое не имело значения. Началась война, и я уже был во флоте.

На каких кораблях Вы служили, и каковы были Ваши обязанности?

Моим первым кораблем был эсминец. Я служил в машинном отделении и занимался техобслуживанием и ремонтом двигателя. Это был сравнительно небольшой и славный корабль КЕВ (Корабль Его Величества) Хотспур. Я был всего лишь молодым механиком и все еще проходил подготовку. Потом я получил квалификацию судового механика.

Приходили ли Вы в СССР?

Я посетил порт Мурманск, когда уже служил на крейсере Шеффилд. Я участвовал в нескольких Арктических конвоях и выходил на берег в Мурманске. Было сыро, холодно, шел снег, и делать было особенно нечего. Так что мы просто вышли прогуляться и потом вернулись на борт. Никаких встреч с красивыми девушками.

Этот вопрос часто задают были ли у Вас шансы пообщаться с русскими девушками?

Нет, что Вы. Они были необщительны и, на самом деле, не проявляли к нам интереса.

Встречались ли Вы с русскими?

Да, у нас на борту русские дали концерт в ангаре для самолета Walrus, который был у нас на палубе. Это был действительно великолепный концерт.

Удалось ли Вам поговорить с русскими моряками?

Нет. Мы хорошо относились друг к другу, не было никакой враждебности. Они были союзникам, и мы им помогали. Я не думаю, что русские стремились общаться с нами. Казалось, они хотели держаться на дистанции. Мы не говорили по-русски, их английский был не настолько хорош... Офицеры, вероятно, общались более тесно.

Какой день войны Вам наиболее запомнился?

Думаю, день начала войны 3 сентября 1939 года (дата объявления войны Германии Соединенным Королевством ВК).

В реальности Англия вступила в войну, потому что Гитлер вторгся в Польшу. На саму Англию никто не нападал. Как Вы считаете, это было правильным шагом Вашего правительства?

Да.

Какое впечатление у Вас оставили книги Жестокое Море и Корабль Его Величества Улисс?

Я прочел эти книги и счел их вполне реалистичными.

Есть ли в них какие-либо преувеличения относительно тягот жизни на кораблях во время Арктических конвоев?

Пожалуй, нет, но на эсминцах условия были получше.

Лучше?

О да. Это меньшее по размеру судно, все знают друг друга, у всех со всеми хорошие отношения....

Пожалуйста, расскажите еще что-нибудь об условиях жизни на Шеффилде?

В нашем кубрике было около 30-40 механиков. Было много работы вахты, ремонт. На небольших судах была более мягкая обстановка: в кубрике всего 4-5 механиков и ты всех знаешь всего 150 человек по сравнению с 800 на крейсере.

Я спрашиваю об этом, потому что Джефф Тейлор и Тед Слинджер много рассказывали мне о тяготах жизни на эсминцах о том, как они мерзли, ходили мокрыми, какой отвратительной была еда...

Но на небольших судах все знают друг друга, это гораздо приятнее.

А Вам приходилось скалывать лед с верхней палубы и надстроек?

Нет, его смывали паром под давлением из шланга.

Я слышал, что британские суда были во время войны переполнены моряками, так как на них было гораздо больше оборудования, чем изначально было запроектировано?

О да. Гораздо больше людей, чем было бы в мирное время, однако жизнь была достаточно комфортабельной. В смысле еды на эсминцах был больше выбор, лучшие условия. Если у вас был хороший повар, то питание на эсминцах было лучше, чем на крейсерах.

А как Вы питались по сравнению с гражданским населением Англии? Кому было лучше?

Думаю, что нам. Конечно, и нас ограничивали, но не столь строго.

А как насчет спиртного?

Нам выдавали чарку в день около 70 грамм. Рядовым давали грог разбавленный ром. В офицерских столовых пили неразбавленный ром, что было намного лучше. Хоть это и не разрешали, но ром можно было скопить в бутылке.

Еще один вопрос по книге Жестокое Море о ситуации с моряками с потопленного транспорта и атакой на подводную лодку. Была ли эта ситуация реальной?

Такое могло случиться. Если был четкий контакт с подводной лодкой, ее нужно было атаковать. Потопить субмарину было более важным делом.

Были ли у Вас на борту во время войны немецкие военнопленные?

Я помню, мы подобрали как-то из воды немецкого летчика. Его просто подняли на борт, убедились в том, что он в полном порядке, устроили, а когда пришли в порт, передали его военным.

А что Вам еще запомнилось?

Я помню, что как-то мы базировались в Гибралтаре в 1942 году, и нам приказали идти к берегам Северной Африки. Нашей задачей был перехват и досмотр любых грузовых судов, направляющихся в Северную Африку. Когда мы стали останавливать их и опрашивать, они были еше в переделах своих территориальных вод, и береговые батареи стали открывать по нам огонь. Вишистам наша деятельность не понравилась, и когда мы направились назад в Гибралтар, они послали самолеты, чтобы те отбомбились по нам. Они бомбили нас всю дорогу до Гибралтара.

Были ли попадания?

Нет. Когда мы пришли в Гибралтар, командующий базой сказал: Вы их привели сюда вы от них и избавляйтесь...

Я был в двух походах на Хотспуре. Во время первого похода мне было всего 19 мы дошли до Норвегии и приняли участие в первом сражении у Нарвика. (Бен показал карту на стене- ВК). Вот первое сражении у Нарвика, вот Хотспур.

Получил ли эсминец какие-либо повреждения?

О да, после 7 прямых попаданий мы потеряли около 17 человек убитыми.

Потеряли Вы кого-нибудь из своих приятелей?

Нет-нет. Это были, в основном, матросы. Машинное отделение обычно в лучшем положении оно защищено.

Высок ли был боевой дух? Ведь война только началась...

О да, боевой дух на британском флоте был всегда силен.

Немцы понесли тогда тяжелые потери. Брали ли Вы моряков с потопленных судов на борт?

Да, я помню, как мы взяли их на борт, чтобы отвезти в британский порт.

Довелось ли Вам поговорить с ними?

Нет-нет. Их держали под охраной. После этого я служил старшим механиком, в основном, в составе конвоев, направлявшихся в Канаду и ходивших между Ирландией и Ньюфаундлендом.

Вы служили на Шеффилде знаменитом корабле, который принял участие в охоте на Бисмарк. Знали ли Вы о том, что это был самый мощный военный корабль в мире в то время?

Конечно. Мы следовали за ним, и когда туман рассеялся, он дал по нам залп.

Страшно было?

М-м-м. Вообще-то, да. Корабль был в бою, и мы слышали разрывы, похожие на разрывы глубинных бомб. Я был свободен от вахты в машинном отделении и находился в составе команды, отвечающей за устранение повреждений в носовой части корабля (таких команд было три ВК). Один их близких разрывов разбил стекло на портретах Короля и Королевы, висевших на стене в офицерской кают-компании. Немцы были хорошими артиллеристами. (Бен показал фото двух разбитых покосившихся портретов на стене с шрапнельными пробоинами ВК).

А Вы знали, что на Шеффилде установлен новый радар?

Да, конечно. Мы были на одном из двух кораблей с радарами, еще один, полагаю, был на Роднее (британский линкор ВК). Он был у нас на мачте, его можно было видеть. Мы знали, что по этой причине Шеффилд был очень важен для гибралтарского отряда группы кораблей Н (Эйч ВК).

Припоминаете ли Вы атаки пикирующих бомбардировщиков Штук?

Нет, я таких не помню, но нас атаковали итальянские высотные бомбардировщики на Средиземном море. Они хорошо бомбили с большой высоты. Мы не получили никаких повреждений только благодаря тому мастерству, с которым управлял судном капитан. Моряки, находящиеся на вахте, докладывали о всех атаках, и капитан менял курс. Не было бы этого, бомбы угодили бы в нас...

Мне повезло мне не пришлось плыть, чтобы выжить...

Возврат к содержанию