Владимир КРУПНИК
 

ИНТЕРВЬЮ С ДЖОНОМ ХЬЮЗОМ

 (НОЯБРЬ 2003)

Пожалуйста, расскажите немного о себе, где Вы родились, как стали военным моряком?

Меня зовут Джон Хьюз это валлийское имя, но я родился на юге Англии в 1920 году. Я бросил школу, когда мне было 13 с половиной лет, затем работал в двух или трех местах, пока не поступил в военно-морскую подготовительную школу в Ливерпуле. Я проучился в ней девять месяцев, а потом пошел служить в Королевский Флот, заключив контракт на 12 лет. Я попутешествовал по свету, покинув Англию еще до войны в 1938 году. Мы базировались на Цейлоне, когда началась война, оттуда мы ушли на Средиземное море для прикрытия конвоев, идущих на Мальту...

Я закончил службу в Королевском Флоте в 1946-м и в 1948-м вновь вернулся во флот на этот раз в новозеландский. Когда мой контракт с новозеландским флотом подходил к концу, портовики Окленда бастовали, и персонал армии, военно-воздушных сил и флота был направлен на портовые работы. Забастовка закончилось, все портовики были уволены, и для работы в портах наняли новых людей. Я остался там и проработал докером 38 лет до ухода на пенсию.

На каком корабле Вы служили? Какова была Ваша должность?

Я служил на крейсере Ливерпуль зенитчиком на установке Эрликон. Я начал службу в арктических конвоях апреле или мае 1942 года и приходил в Россию 4 раза. Мы вот-вот должны были еще раз отправиться в Мурманск, но были отозваны для похода на Мальту...

Нашим главным врагом во время арктических конвоев была погода, так как мы сначала шли к Полярному Кругу, а затем поворачивали в направлении Архангельска. Во время похода в Россию а он занимал около четырех недель у нас была возможность принять душ только три или четыре раза. Каждое утро надстройки и палуба покрывались льдом корабль становился похож на айсберг. Мы пришли в Архангельск ночью, и, проснувшись, увидели, что корабль вмерз в лед. Пришлось ждать русский ледоход, чтобы он освободил нас!

Я приходил один раз в Архангельск и три раза в Мурманск. Как-то раз в Мурманске мы потеряли четырех членов команды после того, как они сошли на берег, и перебрали водки. Было очень холодно, они свалились по дороге на корабль и умерли от переохлаждения.

С кем они пили водку?

С местными парнями. Я тоже сходил на берег, но так не напивался.

А какие-нибудь меры были приняты, чтобы предотвратить повторение этого?

После этого нам запретили сходить на берег.

Пожалуйста, расскажите о своих чувствах по отношению к Германии в начале войны. Было ли у Вас только желание защитить свою страну от врага или какие-то идеологические антинацистские чувства?

Мне не было особого дела до немцев, но они мне не нравились. Это довольно высокомерный народ, как и японцы. Я служил во флоте в 1938 году, когда разразился [Мюнхенский] кризис, и премьер-министр Великобритании Чемберлен приехал домой со словами никакого беспокойства, не волнуйтесь, мир будет сохранен. Но мы знали, что скоро начнется война и не верили ему...

Пожалуйста, расскажите по-подробнее, что Вы думали о России до войны, затем во время пакта между Сталиным и Гитлером и после германского вторжения в СССР? Как Ваши чувства менялись во время войны?

Я мало знал о России, и у меня не было никаких чувств по отношению к русским. После того, как началась война, я стал относиться к ним с симпатией. Вообще-то, в конце 1939 года мы заходили во Владивосток на пару дней. Атмосфера визита была великолепной, мы сходили на берег, немного общались с местными жителями, и они были очень дружелюбны.

Хорошо, ну а во время войны? Вы были в курсе ситуации на Восточном фронте?

Я не помню. По правде, я даже об этом не думал...

При поминаете ли вы атаки пикирующих бомбардировщиков Штук?

Большинство воздушных атак во время арктических конвоев осуществляли высотные бомбардировщики. Штуки атаковали, когда мы были на подходе к Мурманску, и это было довольно страшно. Тогда в составе конвоев не было авианосцев, а были транспортные суда с катапультами, которые запускали Харрикейны или Спитфайры. Самолет взлетал, сбивал пару самолетов противника и, когда у него кончались боеприпасы или горючее, пилот выбрасывался с парашютом. Пару раз это случалось, когда я был в шлюпочной команде: мы подбирали пилотов. Одного мы подняли на борт живым, а другой оказался мертвым, вероятно, он умер от переохлаждения...

Нас торпедировали во время большого мальтийского конвоя недалеко от Сицилии. Крейсер нес гидросамолеты, цистерны с горючим для них взлетели на воздух и оторвали всю носовую часть корабля (Джон показывает фотографии ВК). После этого мы могли идти со скоростью не более четырех узлов, и у нас заняло пять дней дойти до Гибралтара. Три дня противник не оставлял нас в покое. Атаковали подводные лодки, Штуки, торпедоносцы. Сам не знаю, как мы умудрились добраться до базы... С кормы корабля я видел торпеду, которая прошла мимо всего лишь настолько (Джон показал расстояние между большим и указательным пальцем ВК).

А Вы сами сбивали вражеские самолеты?

Да, один раз...

Была ли у Вас ненависть к немцам в то время?

Ну, это была война, и они были просто врагами... Когда я служил на сторожевом судне Lulworth (американского производства), мы повредили немецкую подводную лодку недалеко от Азорских островов на пути в Кейптаун. Она всплыла и вступила с нами в артиллерийскую дуэль! В конце концов, мы потопили их, и из всей их команды уцелело только 14 человек. Мы взяли их с собой в Южную Африку и там попытались избавиться от них, но на берегу не было места, где их можно было бы содержать. Пришлось брать их с собой в обратный путь в Лондондерри (Северная Ирландия).

Была ли у Вас возможность побеседовать с кем-либо из них?

Начнем с того, что среди них были настоящие нацисты. Мы вытащили их из воды на палубу, и они отсалютовали нам Хайль Гитлер (Джон показал нацистский салют ВК). Вот, что мы сделали после этого мы столкнули их обратно в воду! Когда их снова подняли на борт, один из наших сказал: Приветствуйте нас вот так (Джон показал традиционный армейский салют ВК), а не как раньше. Мы посадили их под замок на два-три дня и выводили и на палубу для прогулки по два человека. В конце похода они были просто шелковыми!

Когда мы пришли в Аберфойл в два или три часа ночи, на корабль поднялись военные, чтобы забрать их. Они хотели завязать немцам глаза, но мы сказали: Забудьте об этом! Они могут подумать, что вы собираетесь их расстрелять! (Джон смеется ВК).

О чем Вы разговаривали с этими немцами?

Мы могли делать это только через переводчика. Так, о семьях, где жили в Германии...

Джон, судя по всему, Вы приходили домой, в Англию время от времени, видели разбомбленные города, узнавали о жертвах среди мирных жителей. Менялись ли Ваши чувства по отношению к немцам?

О да. И не только это. Мы узнавали о зверствах в оккупированных странах не только по отношению к евреям, но и к другим людям. Немцы расстреливали по полдюжины гражданских лиц в отместку за каждого убитого солдата. Я лично и сейчас их ненавижу от всей души, так же, как и японцев. Мы участвовали в принятии японской капитуляции в Гонконге, и я видел бывших военнопленных, в основном, британцев. Я тогда служил на плавучей базе для подводных лодок, и мы приняли около 500 из них на борт, чтобы отвезти во Фримантл (порт близ Перта в Западной Австралии - ВК). Они были в ужасающем состоянии даже не могли ходить.

Встречались ли вы с русскими людьми во время войны? Если да, как проходили эти встречи?

У нас было мало времени в СССР. Во время третьего похода в Мурманске к нам подошел русский танкер, чтобы заправить нас. Я был на вахте с полуночи до четырех часов утра на посту у мостика, переброшенного с борта нашего корабля на танкер. Вся команда танкера состояла из женщин! На часах у них стояла молоденькая девушка с винтовкой. Я хотел поговорить с ней, но она навела на меня винтовку и не разрешила мне перейти на танкер!

Чуть попозже я решил приготовить себе чашку чая и пожарить хлеб. На хлеб я положил несколько сардин, она почувствовала запах, и у нее слюнки потекли! Я сказал: Хочешь немного?. Она кивнула головой. Мне пришлось идти на жилую палубу, чтобы взять еще сардин. Она взяла угощение, но у меня могли быть неприятности, так как я нарушил правила. Вахтенный офицер (лейтенант) доложил об этом, но все обошлось благополучно меня даже не отругал капитан. Когда они закончили заправку, по приказу капитана к ним на борт отправили два или три ящика с селедкой или консервированной рыбой.

Не приходилось ли Вам слышать о борделях для иностранных моряков в Мурманске или Архангельске?

Нет, абсолютно ничего не слышал.

Пожалуйста, расскажите еще что-нибудь о том, как встречались с русскими за столом? Кто они были военные моряки или гражданские? О чем вы говорили?

Это были гражданские. Мы не могли уходить далеко от корабля, это было в порту. В любом порту любой страны есть пабы или бары или что-то еще, где моряки пьют. То же было и в Мурманске. Некоторые из местных говорили по-английски. Мы разговаривали с ними о разном. Давно это было... Все они были настроены очень дружелюбно. Моряк ходит по всему миру, и он всегда хорошо относится к любому другому моряку.

О, я хочу рассказать Вам об одном интересном случае! Когда мы были в России, каждое утро [по радио] исполняли русский гимн. Дайте-ка я вспомню: Пусть высоко взовьется красный флаг... (Джон поет ВК). Мы тоже пели его, но офицерам это не нравилось. После русского мы пели британский гимн.

Какой день войны запомнился Вам больше всего?

Полагаю, это был день окончания войны. Я был на плавучей базе подводных лодок здесь, на Тихом океане, в Лузоне. Там была наша флотилия четыре подводные лодки, а у американцев была своя флотилия и собственная плавучая база. Подводные лодки возвращались, команда переходила на базу для отдыха, а на лодку шла запасная команда, осуществлявшая ремонт...

Мы были действительно счастливы, когда война окончилась. Много пили. Нам повезло, так как к нам приходил транспорт из Австралии, загруженный пивом. Мы получали по бутылке пива каждый вечер в дополнение к ромовому рациону. У американцев на кораблях был сухой закон у них не было спиртного вообще, только кока-кола и прохладительные напитки. Они приходили к нам на корабль, и мы угощали их ромом. Мы разбавляли ром (Джон смеется ВК), но им все равно нравилось.

Какое впечателние оставили у Вас американцы?

Они мне не особенно нравились, а сейчас нравятся еще меньше. Они вошли в Ирак, когда все остальные были против этого, а теперь хотят, чтобы другие страны им помогали!

Они любили надувать щеки: Мы из лучшей в мире страны, мы лучшие бойцы... У них было много денег. Скажем, в Гонконге вскоре после окончания войны цены в борделях подскочили вверх в три раза после того, как туда пришли янки. Но многие из них были чудесными людьми. Когда наш крейсер потерял носовую часть, мы ушли в Америку на ремонт в доки Сан-Франциско. Мы провели там три или четыре недели, и местные нас просто на руках носили! Нас приглашали к себе домой, в пивоварни, поили пивом бесплатно. Однажды какие-то местные вытащили нас из бара, где мы пили, затолкали в свои машины и отвезли в мюзик-холл, где пели сестры Эндрюс (популярнейший в то время певческий дуэт ВК). Замечательные люди!

По дороге в Нью-Йорк, куда половина команды была отправлена на поезде, где бы мы ни останавливались, было то же самое...

После русских конвоев мы ходили также в Канаду, и это было столь же тяжело, так как нам по-прежнему приходилось подниматься до Полярного Круга (Джон показывает фотографию ледяных полей Северной Атлантики ВК).

Как-то на эсминце Versatile мы вышли в Северную Атлантику и попали в сильнейший шторм. У нас был новый капитан (лейтенант-коммандор), и он шел, не сбавляя ход. За борт уносило шлюпки, по палубе летали глубинные бомбы. Мы потеряли шестерых ребят: их смыло за борт. Когда мы вернулись в Лондон, капитан попал под суд, и я был одним из основных свидетелей обвинения, потому что я был рулевым, когда капитан приказал мне повернуть назад. Первый Лейтенант сказал: Не подчиняйся приказу, оставайся на том же курсе! Но мы повернули назад, и корабль вернулся, затопленный на треть. Сам не знаю, как нам удалось дойти. Лейтенант-коммандор был смещен с должности, лишен возможности быть повышенным в звании на пять лет, и он это заслужил, так как приказал развернуть корабль вместо того, чтобы идти поперек высокой волны.

Я полагаю, вы читали книги Жестокое Море (The Cruel Sea) и Корабль Его Величества Улисс (HMS Ulysses). Понравились ли они Вам и насколько реалистичными показались?

Я прочел эти книги и нашел их реалистичными.

Что вы думаете по поводу ситуации, когда подводная лодка была атакована глубинными бомбами, и погибли моряки с потопленного транспорта? Было это оправданным или нет?

(После долгой паузы Джон показывает фото ВК). Это итальянский эсминец, за которым мы гнались и, в конце концов, потопили. Но до этого мы потопили еще один, и в воде были уцелевшие моряки. Мы гнались за эсминцем и так и не поменяли курс мы прошли через то место, где в воде были люди. Полагаю, многие из них погибли... Но мы не могли избежать этого нам был нужен другой эсминец.

Но, Джон, я говорю о другой ситуации. В воде были свои же моряки, и капитан отдал приказ сбросить глубинные бомбы на подводную лодку. Вы сами поступили бы так, если бы были капитаном?

Очень, очень трудно сказать... Я не знаю. Я бы не хотел быть на месте капитана, но это могло случиться...

Были ли у Вас возможности встретить своих бывших врагов и союзников

после войны. Если да, то как это было?

Я не встречал немцев после войны. Когда я работал в оклендском порту после войны, мы загрузили с полдюжины советских судов. Ко мне русские моряки относились с большой симпатией, потому что я был участником арктических конвоев.

Мы играли в футбол с русскими моряками с судов, которые приходили за грузом шерсти. У нас не было возможности пригласить их закусить с нами или выпить чашку кофе или чая. Все русские корабли имели на борту комиссара, и им [морякам] приходилось соблюдать осторожность. Некоторые из русских говорили по-английски, и однажды меня пригласили на борт одного из их кораблей на ужин. Мы сели, нам принесли блюда, но ни один из русских не притрагивался к еде, и я не мог понять почему... А они ждали, когда я начну! Они были очень дружелюбны, и мы хорошо провели время.

Это было во времена Холодной Войны?

Да, может быть, в 1951 году.

Очевидно, это было непростое время для подобных контактов?

Холодная Война была между Америкой и Россией, а я был на стороне русских.

Пожалуйста, расскажите о войне то, считаете нужным.

Этого не должно было произойти, я имею ввиду Вторую Мировую Войну. Проблема Британии была в том, что она всего лишь небольшой остров. Британская Империя раскинулась по всему миру, и у англичан не было в достатке сил, чтобы защитить ее едва хватало на сам остров...

Я пришел во флот, чтобы сражаться. Иногда это может нравиться, иногда нет. Каждый день войны был разным, в бою или на берегу. Были хорошие дни, были плохие. Один день никогда не похож на другой. Я прожил каждый день таким, каким он был.

Возврат к содержанию